July 12th, 2014

Pulp Fiction. Перезагрузка

Оказывается, если хочется новых ощущений, достаточно увидеть засмотренную до дыр фильму в хорошем незнакомом переводе. Столько нюансов и пропущенных в прежних озвучках фишек за первые же полчаса! Но это особый случай. Как правило, я прикипаю душой к звуку, который сопровождал кино при первом просмотре и первом впечатлении, и другие версии принимаю ревниво и сварливо вплоть до бойкота сеанса и требования найти "тот, первый перевод". Так было с большинством старых бондовских фильмов, когда при переходе с кассет на диски не всегда получалось найти "тот самый звук" и в другой озвучке раздражало вообще все. Но здесь — на удивление — все как надо. Нормальный дублированный перевод, естественные интонации без этих гнусных бодрых мультяшно-визгливых воплей а ля "Чип и Дейл спешат на помощь" (если и ненавижу в переводном кино что-нибудь, так это их). Короче, праздник продолжается.

Сторублевое

Дело всё в том, что Р. Худяков во всём видит порнографию. Видимо, он, Р. Худяков, насмотрелся этой порнографии излишне и у него возникла «порнографическая интоксикация», типа всем известной в народе «белочки». Любой, даже начинающий, психолог скажет вам, что это т.н. Проекция личности, в данном случае — Р. Худякова. Он как бы открывается, ну, если хотите, обнажается перед обществом. Так, при начале белой горячке («белочки») больной в узоре ковров или обоев видит всевозможные близкие ему сюжеты.

Р. Худяков показал ещё и свой уровень культуры. Вот это совсем беда. Он рассказал нам всем, что никогда не был в музее.

А. Бильжо

отсюда

Перашки — 8

представьте мир совсем без женщин
уныло ходят мужыки
и робко так и неумело
друг другу капают на моск



а вы давление померьте
нам предложил паскаль на днях
и запишите измеренья
во мнях