August 18th, 2014

Церковь Покрова на Нерли



Увидеть в одной поездке средневековый европейский замок и самую русскую из всех русских церквей — в этом что-то есть. Но, хвала аллаху, я в отпуске и разглагольствовать о культурных перекрестках не буду. Буду — о другом.

Мы оказались около нее рано утром, одни, без стада туристов, и как же это было здорово — тишина, роса на лугу, жаворонок в небе и изящная тоненькая белая церквушка. Еще недавно в моем представлении она и была русской душой. Она и еще эти протяжные песни про степь и тоску, от которых ноет что-то внутри. А потом повыползало откуда-то мурло, которое надсадно и хрипло орет про какую-то великую Россию и лезет в драку со всем миром. Эти два образа в голове одновременно не умещаются, переклинивает. Наверно, так же переклинивало семьдесят лет назад остальной мир от двоящегося образа немецкого духа — то ли надмирный созерцатель, то ли марширующий бесноватый. Хотелось бы утешаться тем, что мурло в обоих случаях — лицо болезни, которая рано или поздно пройдет. Немцы выздоровели, и мы никуда не денемся. Заснуть бы и проснуться уже здоровыми.

Советское

То же самое я вспоминаю во время оккупации Венгрии в 1956-м, оккупации Чехословакии в 1968 году. Интеллигенция протестовала, бунтовала, конечно, а люди попроще, средний человек на улице, он на это отвечал: "А что, мы их освободили, а они, гады, как себя теперь ведут?" Это замечательно: если ты их освободил, то пусть они живут как хотят, а если ты хочешь, чтобы они жили как ты, то ты их не освободил – ты их оккупировал. Потом, а какая тебе разница: эти страны далеко, тебе-то что? Нет: "Мы их скрутили, гадов, они такие неблагодарные!" И вот на почве таких настроений некая радость возникает, некая консолидация. Это довольно типично для России. И люди, которые на эти настроения "покупаются", – типичные советские люди.

В.Буковский

интервью здесь

Антропологическое

В условиях длительного спора, как и в условиях долгого ожидания автобуса, срабатывает иллюзия невозвратных потерь — чем дольше споришь или чем более эмоциональна дискуссия, тем меньше желания пересматривать свою точку зрения, так как для этого придется обнулить весь накопленный банк своей репутации.

Представим теперь, что ухудшение внешней ситуации, которое теоретически могло бы заставить человека пересмотреть свою точку зрения, происходит постепенно. На каждом небольшом этапе он встает перед выбором - отказаться от своей позиции или же немного напрячься и придумать очередное объяснение, почему это небольшое ухудшение не так страшно или даже, наоборот, полезно [..]

Думается, что если бы у этих 80% людей год назад спросили «готовы ли вы поддержать политику, в результате которой Россия окажется в изоляции от остального мира, а с полок в магазинах исчезнут иностранные продукты, будут введены дополнительные налоги, а рост экономики будет равен нолю с риском рецессии?», ответ был бы очевиден.


К.Паниди

отсюда