November 3rd, 2014

О русском мире

.. настоящий русский мир – это Пушкин с Гоголем. Это Лермонтов и Булгаков. Когда в Голливуде экранизируют «записки молодого врача» с Джоном Хэммом и Дэниэлом Рэдклиффом в главной роли – это и есть русский мир. Это и есть та экспансия, от которой русскому человеку становится теплее жить на свете. Это «Голливуднаш!», вежливые люди ставят Булгакова в Калифорнии. И никто против такой экспансии не протестует. Это настоящая мировая культурная конкуренция, в которой побеждает самый талантливый, и в этой гонке русский мир, настоящий, а не путинский, является одним из главных мировых игроков.

.. русский мир – там, где русские люди. Где русское культурное пространство. Встретились два человека, поговорили о книге Пелевина или Акунина – вот и появился островок русского мира. Имеет ли право Путин или РФ предъявлять на него права? Нет.


А. Нойнец

остальное здесь

Впервые почти во всем согласна с тем, кто называет себя русским националистом.

Все еще актуальное

За время правления Путина из телевидения планомерно выдавливались любые альтернативные точки зрения, исчез прямой эфир как явление, псевдо-дискуссии стали диалогами формата «верноподданный против идиота», аналитические программы — сеансами черной магии без последующего разоблачения, а совершенно неуместный в информационных программах — даже в советское время немыслимый — истерично-давящий тон дикторов и ведущих постепенно стал нормой.

Все было готово к шабашу пропаганды. И он разразился. На сознание зрителей тоннами обрушились «каратели», «хунта», «готовящиеся концлагеря», «убивают за русский язык», «расстреливают всех старше 16 лет», «распяли трехлетнего мальчика». Все это с нажимом, с напором, с подтасованным видеорядом, с интенсивностью, не дающей возможности включить критичность. Недаром многие люди, совсем не разделяющие позицию власти, признавались, что если им случалось хоть 20 минут посмотреть российское ТВ — они понимали: еще немного, и поверят всему, что слышат.

Отдельно впечатляет явная вовлеченность, даже упоенность исполнителей — самих журналистов. Их каждый раз ловят, показывают, что фейк, высмеивают — и все продолжается. То есть люди производят чудовищную халтуру, на уровне студента-заочника, в последний момент ляпающего реферат из надранных в интернете кусков, и страшно довольны собой. Потому что целью давно не является журналистика, а пропаганде разоблачения не страшны: о них узнают сотни, а вранье увидят миллионы. И эти миллионы будут уже в таком состоянии, что уж точно не захотят испытывать когнитивный диссонанс и сомневаться. Критерием качества работы становится именно способность ввести публику в состояние измененного сознания, и в этом отношении они и правда могут быть собой довольны.


Л.Петрановская

остальное здесь

Понятно, что для тех, кто облучен, любые аргументы бесполезны. Они тебе скажут, что это ты в состоянии измененного сознания, а они в порядке. Но смотреть на эти омерзительные пляски заткнувшись все равно не получается.