November 20th, 2014

Археологическое

Есть недалеко от села Костенки в Воронежской области такой, по-своему уникальный, археологический памятник: куча стоянок первобытного человека времён верхнего палеолита. Верхнего, значит, понятное дело, нового. Все стоянки, мягко говоря, многослойные. То есть, люди селились там, практически на одном месте, в течение, как минимум, 20 тысяч лет. И явно не стремились откочевать куда-нибудь ещё. Причина проста - мамонты. Огромные, жирные, волосатые и консервативные мамонты. Источник благосостояния костенковских кроманьонцев. Костенковские охотники строили хижины из мамонтов, ели мамонтятину, одевались в элегантные мамонто, а, чтобы охота оставалась удачной и приятной, делали из костей мамонтов фигурки мамонтов и совершали с ними свои охотничьи обряды. Если копнуть любую пещеру где-нибудь во Франции или курганчик в Хакассии, можно обнаружить, как снизу вверх усложняются орудия труда, оружие, украшения, и другие маркеры материальной культуры. Но Костенки - это особый случай. Там всё только упрощается. Ну зачем, в самом деле, сильно париться и напрягать мозги, если мамонты сами лезут в ямы с кольями на дне, а больше ничего и не нужно, разве что кусок камня, чтобы тушу не торопясь распилить? Да и с фигурками. Поначалу они страдали ненужным реализмом. Мамонты были вылитыми мамонтами, а бабы - напоминали баб. Постепенно выяснилось, что муторное следование реалистичности - в ломак. И так всё пучком. Никто ничего не знает про язык этих славных охотников. Предположу, что он тоже упростился до невозможности. - Ма, тама ма иде. - Оч хор, сын. Иде яму зырь. - Ма, ма ужо тама. - Неси. Бум есть ма.

отсюда

В.П. Эфроимсон. Из выступления в Политехническом музее, 1985

Я не обвиняю авторов фильма в том, что они не смогли сказать прав­ду о гибели Вавилова. Они скромно сказали – «погиб в Саратовской тюрь­ме»… Он не погиб. Он – сдох! Сдох как собака. Сдох он от пеллагры – это такая болезнь, которая вызывается абсолютным, запредельным истощением. Именно от этой болезни издыхают бездомные собаки… Наверное, многие из вас видели таких собак зимой на канализационных люках… Так вот: великий ученый, гений мирового ранга, гордость отечественной науки, академик Ни­колай Иванович Вавилов сдох как собака в саратовской тюрьме… И надо, чтобы все, кто собрался здесь, знали и помнили это…

До тех пор, пока страной правит номенклатурная шпана, охраняемая политической полицией, называемой КГБ, пока на наших глазах в тюрьмы и лагеря бросают людей за то, что они осмелились сказать слово правды, за то, что они осмелились сохранить хоть малые крохи своего достоинства, до тех пор, пока не будут названы поименно виновники этого страха, – вы не мо­жете, вы не должны спать спокойно. Над каждым из вас и над вашими деть­ми висит этот страх. И не говорите мне, что вы не боитесь… Даже я боюсь сейчас, хотя – моя жизнь прожита. И боюсь я не смерти, а физической боли, физических мучений…

Палачи, которые правили нашей страной, – не наказаны. И до тех пор, пока за собачью смерть Вавилова, за собачью смерть миллионов узни­ков, за собачью смерть миллионов умерших от голода крестьян, сотен тысяч военнопленных, пока за эти смерти не упал ни один волос с головы ни од­ного из палачей – никто из нас не застрахован от повторения пройденного… Пока на смену партократии у руководства государства не встанут люди, отве­чающие за каждый свой поступок, за каждое свое слово – наша страна будет страной рабов, страной, представляющей чудовищный урок всему миру…


Сегодня тех палачей называют эффективными менеджерами, а их наследнички поднимают Россию с колен. И пусть мне тут кто-нибудь скажет про пафос.

остальное здесь