November 25th, 2014

Открытий чудных пост

Прочитала гаспаровскую статью о Катулле. Никогда раньше специально не интересовалась им. Видимо, потому, что во всех материалах о нем натыкалась только на общие слова про любовную лирику и богемность. После статьи лишний раз убедилась в том, что не все в литературе доступно человеку с улицы. В случае с Катуллом человек с улицы — я. По контрасту: Пушкина в основном можно понять вне любого контекста, его стихи самодостаточны. Кстати, до сих пор не знаю, можно ли жесткую зависимость понимания от контекста считать критерием различения хорошей и плохой литературы, или это не имеет значения.

Оказывается, Катулл, помимо всего прочего, занимался поэтическим стебом: упаковывал некое содержание в непривычную для него стихотворную форму — как если бы частушку изложить гекзаметром (пример Гаспарова). Это должно быть одурительно смешно. Из сетевого стеба на память сразу приходит Каганов со своими штучками типа:

Потеряла лицо Таня-тян -
Плачет о мяче, укатившемся в пруд.
Возьми себя в руки, дочь самурая.

Сын серого козла жил у старой женщины.
В бамбуковую рощу ушел пастись.
Изменчиво все в этом мире, вечны лишь рожки да ножки.


Ну так вот. Суть подобных же опытов хулигана и экспериментатора Катулла не донесет (и не доносит) ни один перевод. Если, конечно, не найдется Гаспарова, который все покажет и расскажет, в чем цимес. То есть без Гаспарова недалекий читатель (то бишь опять я) вообще ничего как надо не поймет и не оценит у Катулла. И только ли у него? На этом мысль останавливается (с).

Про нас

Что может быть надежнее собственной речи? Вы произносите слова, много раз, слышите себя – а затем вам сообщают, что вы молчали. И что характерно: они правы. Вы действительно ничего не говорили. Алкоголь, провалы в памяти и т.п. – к ситуации все это не имеет отношения. Вы в порядке. Просто участвуете в научном эксперименте.

Людям надевают шлем виртуальной реальности, они видят комнату, в ней зеркало. В зеркале анимированная фигура, двигается синхронно с участником. Например, женщина машет рукой, фигура в зеркале делает то же самое. Через пять минут у женщины возникает ощущение, что она видит в зеркале свое отражение. Затем происходит главное – отражение начинает говорить. У аватара шевелятся губы, женщине в наушники включают запись. И еще, для усиления эффекта, синхронно вибрирует пластина, закрепленная на гортани. Такой опыт провели с 44 участниками, и те, как правило, признавали, что да, произносили слова они сами.

Человек прекрасно понимает, где находится. Он в полном сознании. То, что в образ «Я» включилось не только тело, но и речь, все-таки неожиданно. Сложно убедить себя в том, что говоришь слова, не имея намерения их произносить. Но иллюзия сработала. Голос аватара подбирали так, чтобы он был выше по частоте, чем голос участника. Людей потом просили произнести те же слова – и они делали это, неосознанно повышая частоту. Иными словами, приводили свой реальный голос в соответствие виртуальному.

Включение аватара в образ себя привело к тому, что вместе с аватаром присвоились и его действия. Авторы дают предполагаемую логику мозга: это мое тело, я им двигаю и я вижу это – оно говорит, стало быть, это я говорю. Полагаю, эксперимент [в который раз] сообщает нам важную мысль: мозг жаждет причинности. Он не терпит неопределенности, ему тяжело в такой ситуации. Как следствие, людям сложно даются такие вещи как вероятность, квантовая механика, хаос и т.п.


D.Banakou and M. Slater -- Body ownership causes illusory self-attribution of speaking and influences subsequent real speaking – PNAS, 2014 [Abstract]

отсюда