December 23rd, 2014

Кассандра 2.0. После стабильности

Ну что ж, вот и лопнул пузырь путинской стабильности. Сейчас те, кто весной и осенью бодро щелкали по клавиатуре, развивая тему «Украина-Руина-разруха-дефолт-на-коленях-приползут», перемежая вангование в адрес соседей себяшками «я на Кипре», «я и мой новый автомобиль», «я в крутом ресторане», бегают взмыленные по обменникам и магазинам, пытаясь спасти свои деньги. В процессе ругают «Омерику», либералов, и как ни забавно, крымчан, «которые нам чересчур дорого обходятся». И это еще не начались массовые увольнения...

Впрочем, злорадствовать не хочется. Последствия ударят по всем, независимо от занимаемой позиции. Желания утешать и подбадривать соотечественников тоже в себе не наблюдаю, хотя вроде как положено по профессии. Такого много сейчас: ребята, ничего, переживем, выше голову, сплотим ряды. Да конечно, переживем. По сравнению с тем, что происходит на Донбассе, мы живем в шоколаде. Подумаешь, остались без Парижа и даже Турции. Подумаешь, станут недоступны удобная обувь, качественные очки, нормальная стоматология, компьютеры и телефоны, хорошие машины и сантехника - все то, что мы уже привыкли иметь в своем распоряжении. Как говорится, лишь бы не было войны.

Л.Петрановская

остальное здесь

Геббельс-ТВ по-африкански

Фрагменты стенограммы "Радио Тысячи Холмов". Руанда, 1994, этнический геноцид хуту против тутси, 500 000 убитых. В тех местностях, где лучше принималась радиопрограмма, призывавшая убивать тутси, уровень убийств выше до 70%, чем в радиотени.

Привет всем тем людям, которые продают необходимые вещи и позволяют жизни идти своим чередом. Кто-то торгует сладким картофелем, кто-то капустой, кто-то — помидорами, жизнь продолжается. К сожалению, тараканы-инкотаньи не хотят, чтобы жизнь продолжалась. Они хотят, чтобы все в этой стране остановилось — школы, больницы, все на свете.

На самом деле, и мой коллега Гаиги уже говорил об этом, эти люди называются нигилисты. Они очень плохие люди. Особая разновидность плохих людей, не знаю, как Господь поможет нам истребить их.

Мы просим правительство Руанды найти нам оружие. Если это возможно, надо одолжить или взять в аренду оружие, чтобы убить всех инкотаньи, которые есть в стране... Если сто тысяч молодых людей встанут под ружье, мы убьем и уничтожим их всех. У нас это получится, потому что они все принадлежат к одной этнической группе. Надо посмотреть на телосложение и внешний вид человека. Если вы видите маленький нос — сломайте его... Если понадобится, мы потратим год на борьбу с инкотаньи, истребим их всех, чтобы они наконец поняли, что никому не нужны, что у них нет власти, что они побеждены.

Эти инкотаньи настолько коварны, что даже после того, как одного из них сожгут и он обуглится, как головешка, он все равно ползет к своему ружью и стреляет во все стороны. А затем, не знаю, пытается себя вылечить.

Многих из них сожгли, а они все равно умудрялись нажать на спусковой крючок — с помощью ног. Я не знаю, кто сотворил их. Просто не знаю. Смотришь на них и дивишься, откуда берутся такие люди. В любом случае, давайте просто проявим твердость и истребим их, чтобы наши дети и внуки никогда больше не слышали слова «инкотаньи».

У нас нет выбора, кроме как разбить этих людей, которые хотят нас деморализовать и грозят отдать нас под международный трибунал.

Эрнстам и киселевым есть куда двигаться.

отсюда