?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

.. на встречу детских писателей. Один из них должен был читать свои произведения. А я, надо сказать, неравнодушна к детским писателям. Они в большинстве своем циничные выродки, я таких люблю. Вот и пошла.

И ведь не то чтобы я была совсем отсталая женщина. Феллини обсудить могу, Тальятелле. Но в библиотеке дыхание культуры заставляло ощутить себя немытым питекантропом, ковыряющим в зубах чужим ребром.

Во-первых, фотографии. Библиотека проводила выставку известного фотохудожника на тему "Моя святая Русь". Полсотни снимков, каждый размером с окно.
Там было всё: золотые купола, белые церквушки, беззубые старушки с умильными морщинистыми лицами, могучие казаки в шароварах, девицы в ромашковых венках, волоокие буренки, пшеничные колосья, обязательная капля росы на траве, в которой сверкает солнечный луч, – в общем, весь тот разлюлималинистый трэш, которым заваливают фотостоки сотни владельцев кэнонов и никонов, не ведающих стыда.


Во-вторых, стихи.
Художник умел не только фотоаппаратом. Он ещё знал за поэзию. Каждый снимок сопровождался двустишием. Например, под фотографией зимней речки было написано:

О родина! Ты вся во льду! И я в бреду к тебе иду,
И блики ласково сияют, и прямо в сердце проникают.

А под морщинистой старушкой –

С годами мудрость накопила, в душе сокровища любви.
И пусть бедны ее ладони, ты не стесняясь обними.

У меня в принципе нервная система как у хомяка. Или этих, которые от стресса всю шерсть сбрасывают и копытами делают брык вверх. Шиншиллы. С возрастом еще как-то устаканилось, всё-таки трехразовое кормление – великая вещь. А тогда ещё остро на все реагировала, особенно если в непосредственной близости берёзы и старушки мироточат.
В общем, я себя там чувствовала как пациент инквизиции на процедуре экзорцизма. И единственный луч надежды светил мне во всей этой сусальности – повесть детского писателя, которую автор вот-вот должен был начать читать вслух.
Тут нас как раз и созвали. Рассадили кружочком. В центр вышел красивый мужчина при галстуке. Все притихли.
– Сегодня, – говорит мужчина, – я почитаю вам свой новый роман. Он носит религиозно-сексуальный характер. Экспериментальная проза.

Я в этот момент что-то сказала. Ну то есть как сказала… звук издала. Это был такой очень концентрированный звук. Как если бы Эдмону Дантесу объявили, что ближайшие двадцать лет он проведет в тюрьме, его отец умрет от голода, а его возлюбленная выйдет замуж за конченого урода, и у него не будет детей, а ещё его сбросят в море, но не поплавать, а в мешке для трупов, – так вот, если утрамбовать всё то, что сказал бы по этому поводу Эдмон Дантес, в одно надрывное кряканье, то как раз получился бы этот звук.
Дело в том, что я человек довольно старомодных убеждений. Местами прямо-таки пуританских. Поймите меня правильно: если бы Фельтону миледи станцевала тверк, он бы тоже не обрадовался, хотя казалось бы. Я не люблю, когда мне вслух читают романы религиозно-сексуального характера.
– Иннокентий предавался своей страсти, елозя по ноге избранницы, – с выражением произнёс чтец. – Няня смеялась, краснела, отталкивала Иннокентия, но порочный младенец не отступал. Либидо его, уже вполне мужское, требовало удовлетворения.

Брык.

Следующие двадцать минут я провела в каталептическом ступоре. Изредка из внешнего мира сквозь заслон пробивались фразы «её мраморные ляжки отняли у него дар речи» и «он взялся бестрепетной рукой». У окружавших меня людей лица были до того безмятежные, как будто в их домашней азбуке на букву К был нарисован куннилингус, а на Л – лубрикант.

Нет, я хочу, чтобы вы это представили.
Библиотека. Люстры. Шторы. Развязные гомосексуалисты заманивают Иннокентия в тенеты запретной любви. Студентки беспорядочно спариваются с преподавателями. А вокруг со стен колосится родина. Слезятся старушки. Посмеиваются казаки. Целомудренно сверкает роса.
И блики ласково сияют, и прямо в сердце проникают.

К тому моменту, когда чтец закончил первые три главы, я ощущала себя монашкой в логове демонстративных бэдээсэмщиков. В перерыве я выбралась из зала, пошатываясь и бормоча «Фрикции, фрикции! Лямур де труа!» и мимо казаков и девственниц (тьфу, черт; девиц! девиц!) добралась до выхода.
– Ты лошадка? – спросила кроткая старушка-гардеробщица.
Тут я озверела.
– Нет, – говорю, – не лошадка! Конь, блин, Екатерины Великой.
Гардеробщица, видимо, встречала в храме просвещения и не таких дебилов.
– Была шапка? – терпеливо повторила она.
Я покраснела, схватила шапку и выскочила на улицу.
По улице шла компания крепко подвыпивших людей. Они не употребляли слов "дефлорация" и "адюльтер", а употребляли другие, гораздо более простые слова, в том числе даже и односложные. Некоторое время я шла за ними, наслаждаясь звучанием знакомой с детства речи. Потом вспомнила про шапку, лошадь и гардеробщицу и заржала так, что распугала всех алкашей.

Меня тут спросили, отчего я ничего не скажу о Дне Писателя.
Ну, собственно, вот.

Comments

dzhin_dzhit
Feb. 24th, 2019 07:01 pm (UTC)
Сразу вспомнила:

"Я даже посещал поэтические семинары.

Там по вечерам собирались поэты и в атмосфере хрупкости душевного устройства
слагали вирши.

Следовало при этом их хвалить.

Потому что поэта можно легко убить, сказав, что у него не стихи, а говно.

Нужно было говорить так: “… Образность прозрачных линий не всегда
доминирует… эм… я бы сказал… вот…”

Семинары вел гений – сын ящерицы: потому что на абсолютно лысом черепе
глаза казались особенно выпуклыми, потому что помещались в бутоне из складок
полувяленой кожи.

Когда я впервые увидел это сокровище отечественной изящной словесности, я
почему-то подумал, что он должен ходить по душной комнате босиком с лукошком и
разбрасывать по стенам гекконов, которых он из этого лукошка и достает.

Он разбрасывает – они прилипают.

Я там узнал много новых слов.

Я там узнал слово “сакрально”.

Его следовало произносить с придыханием, томно расслабив члены.

Его нужно было вставлять где попало – оно всегда выглядело к месту.

Там же я познакомился с иностранцами.

И даже прослыл среди них чем-то вроде путеводителя.

Как-то девушка – прекрасная американка – сидела рядом со мной, и
битый час мы разговаривали о филологии.

Она была неистощима.

Ее интересовали всякие новые слова, а также различные русские ортодоксальные
течения в литературе, по поводу которых вначале я что-то мямлил, но потом,
установив, что она впитывает всякий хлам, как малайская губка, разошелся и с
непередаваемой легкостью вязал в нечто восьминогое и клириков, и лириков, и
всяких, и прочих.

Мне нравились ее глаза – серо-голубые, как северные небеса.

Мне нравился ее нос – немножко вздернутый, ее губы, чуть припухлые, как у
обиженного ребенка, ее локоны, мелкими льняными колечками разметавшиеся по
плечам, розовой спине, попадавшие во впадину между лопатками, обещавшими сейчас
же задышать летним зноем, запахнуть грушами, коснись только их слегка.

Мне нравились ее руки – крупные, белые.

Мне нравились ее ноги – крупные, белые.

Ступни, бедра, лодыжки.

Я чувствовал, что оживаю, что внутри струятся соки.

Почему-то захотелось сделаться маленьким и посидеть у нее на коленях, и чтоб она
была моей мамой.

– Ххх-ууу-иий! – простонала она

– Что? – не понял я.

– Я давно хотела спросить, – сказала она, –
есть одно такое русское слово, его много говорят, его надо сказать так, как
будто ты выдыхаешь, вот так, – и она набрала воздух, –
ХХХ-ууу-иий!

Этим, знаете ли, все и кончилось... " (с)
treasure2011
Feb. 25th, 2019 10:46 am (UTC)
Точно! Не сразу вспомнила, кто это, пришлось гуглить.
dzhin_dzhit
Feb. 25th, 2019 12:41 pm (UTC)
Думаю, что бы я делала в исходной ситуации. Сначала обалдела, потом бы ушла. А то получатся как в старом анекдоте про онанизм в театре.
treasure2011
Feb. 25th, 2019 01:14 pm (UTC)
Не совсем как в анекдоте, тут все кроме тебя в теме. Уйти - да. Или осознать, что больше такого экспириенса не будет и досидеть.
dzhin_dzhit
Feb. 25th, 2019 01:14 pm (UTC)
Может не в теме, а в коме. :D
treasure2011
Feb. 25th, 2019 01:17 pm (UTC)
Не-не, вот же:

У окружавших меня людей лица были до того безмятежные, как будто в их домашней азбуке на букву К был нарисован куннилингус, а на Л – лубрикант.
dzhin_dzhit
Feb. 25th, 2019 01:19 pm (UTC)
Дык. Я обычно так выгляжу когда я внутренне уже в обмороке. Ба меня в юности ругала - опять Поля включила рыбий глаз.
treasure2011
Feb. 25th, 2019 01:25 pm (UTC)
Ну тогда это запредельный градус религиозно-сексуального перформанса. А вокруг мироточащие старушки и купола. И месье при галстуке посреди всей этой лепоты отрывается. Знает толк.. ))
dzhin_dzhit
Feb. 25th, 2019 01:27 pm (UTC)
По мне так старушки и купала это ещё больше порно. :D
treasure2011
Feb. 25th, 2019 01:29 pm (UTC)
https://www.youtube.com/watch?v=E_0j_38Tda0

в смысле вот это?
dzhin_dzhit
Feb. 25th, 2019 01:33 pm (UTC)
Скорее что-то такое:

treasure2011
Feb. 25th, 2019 01:35 pm (UTC)
Ох. В общем, да.
dzhin_dzhit
Feb. 25th, 2019 01:37 pm (UTC)
Вообще, кроме шуток, я бы там могла и небольшой скандал закатить. Ибо тексты на 90% состоящие из мата легко читаю и пишу, но это пошлость запредельная.
treasure2011
Feb. 25th, 2019 01:41 pm (UTC)
Ну, тогда можно дебош и на выставке Глазунова с Шиловым устроить. Знатные же разлюлималинисты. А можно просто не ходить в такие места. Пусть братья по разуму резвятся. Какое недоразумение Михалкову туда завело, непонятно, конечно. Или про детских писателей говорили с подмигиванием, а она по наивности не поняла.
dzhin_dzhit
Feb. 25th, 2019 01:45 pm (UTC)
Это просто плохой вкус, а не прилюдное это самое. Разница все же есть.
Но уйти, конечно лучший вариант.
treasure2011
Feb. 25th, 2019 01:50 pm (UTC)
Поразмыслив: скорее всего, я бы тоже ушла. Действительно совсем мутное оно.
trespassersw
Feb. 25th, 2019 06:03 pm (UTC)
Мне тут показалась уместной фраза Майка Науменко: *Я видел всё это когда-то в кино, и все равно я расстроен*
treasure2011
Feb. 25th, 2019 06:14 pm (UTC)
Таки да.

Profile

treasure2011
Елена Михайленко

Latest Month

August 2019
S M T W T F S
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

Tags

Page Summary

Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner