Category: игры

Category was added automatically. Read all entries about "игры".

Троллю на заметку

.. спорить с Мединским - это как играть в шахматы с голубем. Фигуры разбросает, доску обгадит и улетит к своим рассказывать, что он победил.

Из комментария

Обоюдоострое и слегка ниже пояса. Но Мединский заслужил. 

О писательских стратегиях

Поиск Грааля - это попытка с помощью написания книги найти ответ на какой-то экзистенциональный вопрос. Автор ищет, в чем смысл жизни, Вселенной и всего остального, и пока не найдет - не успокаивается. Это, например, "Бунтующий человек" Камю, и его же "Калигула".  Если такой автор случайно увлечется, то напишет теологический трактат  (ужасно захватывающее чтение, но на любителя, конечно:))
Квест Одиссея - это попытка описать какой-то уже полученный опыт. Сначала автор приключается по морям и по волнам своей жизни, а потом записывает. "На Ра через Атлантику", "Кон-Тики", "Описание земли Камчатки" и "Шантарам" - это именно сюда. Если такой автор переборщит, то получится хаотический блог с неструктурированными заметками.
Квест Исиды - это квест по проживанию травматического опыта, попытка собрать мертвого "Осириса" из частей обратно, оплакать, отпустить в загробный мир и все-таки обеспечить возможность жизни продолжаться дальше. Чисто с техническо-писательской точки зрения это дает способ письма "из лоскутков" - когда сначала  автор "набрасывает" много разных фрагментов, а затем "сшивает" их в "лоскутное одеяло". "Хазарский словарь" Павича, "В чаще" Акутагавы и "Четыре стороны медали" Апдайка - это сюда. Но если автора понесло, то может получиться ситуация "а половина деталей не от этого паззла".
Квест Похищенной Персефоны - это уход "вглубь", и исследование какой-то темы во всей ее двойственности. Как Персефона половину года находится в подземном мире, а половину - в мире людей, так и автор может одно и то же явление описывать сначала как совершенно прекрасное, а потом - как невероятно ужасное. Именно так Брэдбери писал о детстве - у "Вина из одуванчиков" и "Бетономешалки" один и тот же автор. Самый большой плюс, который дает автору владение этим методом - это возможность удерживать в голове амбивалентность происходящего, уход от черно-белых схем и создание сложных героев, сюжетов и глубокая проработка темы.
Ну и, разумеется, чем лучше автор владеет всеми этими четырьмя способами, тем богаче становятся его истории.

amarinn.livejournal.com

В качестве стратегий вряд ли пригодятся, ибо графоманить не планирую, но мимо мифологических моделей-прототипов чего бы то ни было просто не могу пройти. Пусть будут, чтоб не потерялись, тут есть над чем подумать.

О Помпеях и денди

Что связывает Помпеи и денди — нормальный такой вопрос на засыпку. Выкладываю нарезку из одурительной книги Ольги Вайнштейн "Денди: мода, литература, стиль жизни".

Во второй половине XVIII столетия, после раскопок в Помпеях и Геркулануме, Европа переживала настоящий античный бум. Если раньше признанными образцами считались статуи Аполлона Бельведерского и Лаокоона в ватиканских коллекциях, то теперь миру были явлены новые шедевры... Очень существенными для восприятия античности в то время были работы Винкельмана. Он особо подчеркивал ценность контурной линии, усматривая в ее совершенстве отличительную особенность классической пластики... Правильный контур фигуры стал расцениваться как новый критерий совершенства: это не замедлило сказаться и в развитии моды... Благодаря культу античности в моде сложилась уникальная ситуация: представления об идеальном греческом теле диктовали новый силуэт костюму... Античная модель телесности действовала как платоновская идея, форма форм. Идеальное тело воспринималось как зримая абстракция, требовавшая конкретного современного воплощения... Костюм должен был обрисовать "греческое" тело, а не замаскировать или деформировать его. Иными словами, одежда должна была стать визуальным аналогом наготы, но наготы совершенно определенных — аполлоновских — пропорций... Этот новый силуэт проницательно подметил Н.И.Греч: "Платье гладкое, без складок, но не отличается никаким богатством.." Одновременно резко увеличивается верхняя часть фигуры, чтобы передать античные пропорции торса. Подложенные плечи и припуск в верхней части рукава, имитирующий выпуклые мышцы, недвусмысленно намекают на атлетическое телосложение... Воротник делается выше, чтобы оттенить "героическую" шею и гордую посадку головы... Непрерывная плавная линия панталон светлого цвета создавала эффект длинных стройных ног, что, правда, также требовало худощавой фигуры... В итоге подобный ансамбль успешно поддерживал иллюзию "греческих" пропорций, оставаясь видимым и невидимым одновременно, риторически обнажая и героизируя своего владельца.