Category: история

Выставочное

сталин

Сходить, что ли. Если в новостях появится сообщение, что известный петербургский экскурсовод бил посуду, матерно орал и пытался плюнуть в директора кафетерия при Русском музее, не поминайте лихом.
Вообще, конечно, впечатляет. Представляю, приходишь в кафе при художественном музее Берлина, а тебе ласково предлагают конфетку с Гитлером.

Т.Мэй

Историческое

На университетском сайте у коллег-историков обнаружились фотографии с недавней (конец октября) академической околонаполеоновской тусовки в УрФУ.

наполеон1

Collapse )

Не поэзия

Капитан Михаил Матвеев *
в затылок стрелял
сам
не доверял никому
такова
была техника
безопасности
его тяжелого труда
Collapse )
*_________________________________________________
Капитан Михаил Матвеев лично приводил смертную казнь в исполнение, расстреливая в Сандармохе заключенных в затылок. С 27 октября по 4 ноября 1937 года было расстреляно 1116 человек. Михаил Родионович Матвеев с формулировкой "за успешную борьбу с контрреволюцией" был награжден орденом Красной Звезды — "преуспел в невозможном". За заслуги перед Родиной был награжден и является действительным Кавалером Ордена Трудового Красного Знамени. Умер Михаил Родионович в 1971 году в своей постели в кругу семьи в возрасте 79 лет.

Здесь

Про Сэмюэла Пипса

Наткнулась на дневники Сэмюэла Пипса. Точнее, на жалкую выжимку из дневников, в оригинале занимающих несколько томов. Пребываю в детском восторге. Если коротко, это первый для меня живой голос из XVII века. Без условностей жанра, эпистолярных и риторических красивостей, сковывающих и заслоняющих  живого человека. Здесь человек как на ладони — абсолютно искренний, расслабленный (не то слово) — видимо, потому, что писал только для себя и не боялся огласки (шифровал дневники). Политик, сделавший много, чтобы у Англии был флот, любитель пошарить под юбками, денди, гурман и сплетник. Несколько цитат под катом:

Collapse )

Пампасы — 2019. Пик Ленина



Все собственные фото кликабельны.

Утром второго дня было решено отправиться со своего берега в сторону горы и подойти к ней поближе. Полтора месяца назад, спустившись с Памира в Ош, я написала о первой в жизни ночёвке на высоте 3.600, у подножия пика Ленина. Насчет подножия — поэтическое преувеличение, если, конечно, не считать таковым всё плато. От нашего лагеря до горы 16-17 км по прямой. Самые близкие к пику места, где можно ночевать матрасникам — базовый альп-лагерь Ачик-Таш примерно в 14 км от непосредственного подножия и Луковая поляна в 11 км от него на высоте 3.800, где, как пишут, начинается горняжка. Вот в ту сторону мы и зашагали в обход озера (спойлер: дойдут не все).

Collapse )

Пампасы -- 2019

Впервые увиденный Памир, первый семитысячник -- очень близко -- пик Ленина, первая ночевка у подножия, на высоте 3.600 (без горняжки, как ни странно). Это и была кульминация. Выше только Гималаи, но в планах пока нет. Впереди еще два озера, включая знакомый Иссык-Куль, и начинаем крутить педали домой. 

Про тайную жизнь слов

Работая над ним ["Юлием Цезарем" Шекспира] с переводчиком [на итальянский], я столкнулся с совершенно неожиданным затруднением. В словах Антония про Кассия в оригинале говорится, что тот - человек чести - "an honorable man", однако в буквальном итальянском переводе эти слова вызывают смех в зале, поскольку итальянское "uomo d'onore" однозначно относится к мафиози. Последним, кто в итальянской общественной жизни призывал к чести, был Муссолини (во Франции это был де Голль, а в Англии - Черчилль). Впоследствии это понятие просто исчезло из словаря.
(Кшиштоф Занусси, излагает pouce)

Вот-вот. Язык свое дело знает. Интересно, какие русские слова обесценятся, когда кончится эпоха муссолини местного розлива.

Найдено у jaerraeth

Про Орду. Западно-восточное

Один из многих текстов myrngwaur, от которых кружится голова. Большой, поэтому кат.

Большую часть моей жизни я воспринимал всю историю Ига примерно так же, как и любой средний гуманитарий-недоучка, получивший представление о предмете из школьного учебника и воспринявший его более-менее некритично. Тем более что я, сын диссидентов и дитя девяностых, был, естественно, сквозным западником и Чаадаев был мой рулевой, его я тоже считал источником сугубой правды. А там, сами понимаете, Орда представлена как бессмысленная тираническая хрень, оторвавшая нас от всего хорошего.

Парадоксальным образом через западничество-то я и вышел к Сараю. В буквальном смысле; я добрался до него вместе с Рубруком, незадачливым папским послом, пытавшимся хоть как-то понять, что вот это такое на весь мир свалилось и нельзя ли его как-то на благо Церкви употребить. И глазами доминиканца Гийома я вытаращился в изумлении на огромный город, сияющий изразцами и пахнущий благовониями вперемешку с кизяком, раскинувшийся по берегу невероятной реки, дышащий тысячами дыханий, поющий и плачущий сотнями тысяч голосов. Это было что-то совершенно иное, что-то совершенно непохожее на образ немытых угрюмых ублюдков, приезжавших из ниоткуда за данью и исчезавшими в никуда. А Рубрук поехал дальше, и оказался в мире, живущем по совершенно непонятным ему законам, где города двигались, где вера значила неожиданно мало, а человеческое сотрудничество - неожиданно много, где лошади и люди были чем-то относительно равноправным, где Бога называли "Небо", но неплохо знали его пути, где скрывались и жили своей жизнью диковинные еретики, каких и не видали уже в Европе с тех-то ещё времён.
Collapse )

Он здесь