Category: криминал

Про puer aeternus, Наполеона и тварь дрожащую

Пьяный доцент спрятал труп неумело.
Возбуждено уголовное дело.

Виноват во всем не он, виновата Сибила. Он воображал ее великой артисткой и за это полюбил. А она его разочаровала. Она оказалась ничтожеством, недостойным его любви (с).

Она превратилась в чудовище, поэтому я отрезал ей голову. Отпустите меня, граждане судьи, я больше не буду.

Вот это всё, что сейчас вокруг — это уже психоапокалипсис или просто осеннее обострение? 

Пампасы -- 2019. Вдогонку

О, штоб не забыть. Сегодня зверски повезло увидеть, кажется, вообще все (ну или почти) машины с "Шелкового пути", возвращавшиеся из Китая, где они финишировали аккурат неделю назад. Весь день они шли навстречу группами-командами и по отдельности, своим ходом и на трейлерах и аппарелях (побитые), с машинамим техподдержки. Камазы отдельной бандой. 

Перашки и порошки

весна крестьянин торжествует
сугроб растаял во дворе
и наконец нашлись лошадка
и дровни и его жена
© Дей

суд справедливый и гуманный
заслушал и постановил
вернуть помещику поместье
снять с вил
© Акын
Collapse )

Воланд = Афраний ?

Перечитывая гаспаровскую статью о перекличке мотивов в романе, добралась до его доводов в пользу тождества Афрания и Воланда. Решила проверить, стало ли оно уже среди спецов и публики само собой разумеющимся. Наткнулась на материал Л.Яновской с новыми (для меня) доводами за и против. Ругается на гаспаровские "неубедительные" тезисы (некоторые — тоже сильно смутившие меня — не стала тут выкладывать, но в исходном тексте они есть, само собой), но повторяет уже сказанное Гаспаровым об Азазелло. В общем, пусть все это будет тут на радость мне и не только. И тэг завожу.

Вообще целый ряд мизансцен в романе Мастера содержит значимый параллелизм с некоторыми моментами, связанными с пребыванием в Москве Воланда и его свиты. Рассмотрим с этой точки зрения две сцены.

Первая - это сцена казни на Лысой горе. Афраний находится тут же. Он сидит на вершине холма "на трехногом табурете". Здесь же находится и Левий Матвей, спрятавшийся в укрытии (в расщелине). Данная сцена совершенно параллельна той, в которой Воланд обозревает Москву с крыши "одного из самых красивых зданий". Это здание, кстати, несомненно является домом Пашкова (здание библиотеки Румянцевского музея), который расположен на небольшом холме. Итак, Воланд находится на возвышении (и даже в прямом смысле - на холме); он сидит на складном табурете; рядом воткнута между плитами его шпага (Афраний на Лысой горе чертит прутиком по песку); наконец, тут же появляется "из круглой башни" (т.е. из укрытия) Левий Матвей.
Collapse )