Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

Лингвистическое

Тоже для меня важно – это знание языка как способа понимания чужих психологий. Если сравнивать чешский язык с валлийским языком, оба этих языка защитные, они дают защиту народу. Возьмем, например, слово "мороженое" — на чешском языке "змрзлина". Кто может произнести правильно слово "змрзлина"? [..] Чешский язык специально сделан, чтобы никто, никакой иностранец не мог говорить правильно по-чешски, ты сразу узнаешь иностранца, он сразу виден, он сразу слышен. [..] Валлийский язык абсолютно такой же, он непроизносим англичанами. Валлийцы тоже используют язык как способ защиты целостности народа, народного мышления, народной характеристики.

Валлийский помещик, переводчик, радиожурналист Фрэнк Уильямс

Про Ларри Уотерса

Перечитывала статью про Ларри Уотерса – того самого, который привязал к креслу воздушные шары, наполненные гелием, взял бутербродики, ружьё и отправился в полёт. В расчётах была ошибка, и вместо того, чтобы подняться на десять метров над собственным двором, полетать и спуститься вниз, перестреляв шары, Уотерс махнул сразу на тысячу шестьсот. Уже из этой разницы следует, что кому попало премию Дарвина не дают. На такой высоте он передумал лопать шарики и болтался в воздухе, постепенно замерзая и сводя с ума пилотов, которые докладывали на землю, что у них тут человек в кресле, нет, не внутри, а снаружи, за бортом, да, сидит в кресле, кусает замёрзший бутерброд.

Но поразило меня не это. А то, что после всего случившегося Ларри Уотерс стал – кем бы вы думали? – оратором-мотиватором. То есть был момент, когда этот человек сказал себе: "Меня едва не унесло в стратосферу. Я выронил ружьё, когда пальнул по шарам. Сдувшиеся шары отвалились, застряли в проводах и в целом районе вырубилось электричество. Вертолетом меня буксировали к берегу, потому что ближе к ночи кресло со страшной силой понесло ветром к океану и я мог утонуть. Я замёрз, натерпелся лютого страху. Меня оштрафовала взбешённая авиация. Какую же стезю мне теперь выбрать? ЭВРИКА".

Картинка с Элли и Страшилой "а я ещё и тренинги провожу" уместна как никогда. Правда, нужно отдать Уотерсу должное: он честно прошёл нормальный путь оратора-мотиватора до конца, застрелившись через десять с небольшим лет после своего полёта. Мотиватор из него вышел такой же, как воздухоплаватель.

С вами была рубрика "утро оптимиста".

Е.Михалкова

Перашки

есть муж на час и глеб подумал
еще бы было б хорошо
на час жену собаку на день
детей минут на сорок пять
© Юрий Зеликман

я человек второго сорта
и я плевать хотел на вас
людишек третьего и ниже
по иерархии сортов
© Бес
Collapse )

Рабочее безумное

А вот ещё рабочих чудес в ленту. На том же совещании прозвучало: коллеги, вы не поверите, но к нам в магистратуру поступили два инженера-трубопроводчика (после нефтяного университета), которых зовут Равшан и Джамшед. Народ, понятное дело, развеселился. Но не только по поводу Равшана и Джамшеда (тм). Лично я в очередной раз попробовала въехать в логику современного российского образования и опять не преуспела. Потому что человек с корочками бакалавра-трубопроводчика и магистра филологии — это не про леонардовский универсализм, а про шизофрению. Ну и ещё про лицемерие. Нормальный человек должен понимать, что, не имея базового филологического (юридического, биологического) образования, нельзя стать магистром в этой области. Написать работу найдётся кому, хе-хе, так что корочку получить не проблема. Но мне смысла хочется: что-то же имели в виду люди, придумавшие это безумие и убедившие государство тратить на него деньги. 

Про городского человека и деревню

Два года назад написано, а прямо как сегодня (за исключением Монеточки).

Городской человек, приехав в деревню, поначалу умиляется. Умиление составляет основное его содержание, как огурцы в банке, а вокруг плещется воодушевление и тоска по несбыточному. Эх, завести бы коровушку, думает городской человек, прежде заводивший только аквариумных рыбок. Травушку косить... картошечка своя, сметанка, банька вечером, зори алые... луга... А люди, люди-то какие! Простые люди, соль земли.

На следующий день он, кряхтя, притаскивает из колодца десять ведер воды и отгоняет злую козу автомобильным ковриком. От коровушки, зашедшей в гости, в ужасе бежит сам и долго не может выбросить из головы её потный волосатый нос размером с коленку. В лесу клещ, в клеще боррелиоз, в боррелиозе смерть горожанина. В баньке низкий потолок и дохлые мухи. Но он всё равно мужественно парится и поёт "выйду ночью в поле с конём", хотя догадывается, что у коня тоже нос и волосы.

Возвращается с рыбалки сосед, соль земли. Заводит музыку. "Холостой мужчина, скушно мне с тобой!" – рыдает с огорода Люба Успенская. Городской человек начинает чувствовать, что ему немножко пересолено. Сосед крадёт стамеску, ведро и автомобильный коврик. Называет городского человека тыблей. Окая, поёт Егора Крида и Монеточку.

Ночью из буфета приходит мышь, бьёт земные поклоны, уносит магнитолу и кастрюлю с борщом. Комары танцуют лезгинку. Сосед воет на луну. Городской человек засыпает в холодном поту и видит во сне клеща блед.

Едва светает, он целует проездную карту "Тройка", крестится на снилс и бежит огородами, падая в траву при каждом окрике петуха с вышки.

В городе городской человек расцветает. Деревня, говорит он всем, это дааааа. Парное молоко! Аромат луговых опунций! Ржаной хлеб, заботливо испеченный мозолистыми руками старушки-матери! А природа, природа-то какая... Он постит в инстаграм фото лесной тропинки и подписывает его "дорога в детство". И лишь один раз городской человек не может сдержать глухих рыданий – когда находит случайно завалившуюся за подкладку инструкцию к автомобильному коврику.

Е.Михалкова

Ещё маргинального в ленту

Я уже давно зарабатываю на жизнь тем, что являю народам третьего мира поучительную картину упадка Запада. И я не первый, кто до этого додумался. До того как приехать сюда, я провел восхитительный месяц, побираясь перед посольством Соединенных Штатов в Нигерии. Я стоял на тротуаре с протянутой рукой: «Подайте обнищавшему белому…» И кстати, я считаю, что таким образом поддерживал африканцев. Это поднимало их моральный дух. В конце концов американский посол назначил мне ренту, пятьдесят долларов в неделю, чтобы я перебрался попрошайничать к посольству Франции… Но, к сожалению, «Геральд трибюн» разгласила мою выдумку…

Р. Гари. Повинная голова (1968)

Читая такие книжки, особенно остро понимаешь, насколько унылое, плоское, ущербное и убогое время наступило. Публичное поле зачищено, стерилизовано, полито антисептиком для верности. Рабле, Шекспир, Твен, Фолкнер тут, кажется, не выжили бы. Потому что или культура, или политкорректность. И культуре, кажется, не повезло. Брэдбери успел сказать, что думает по этому поводу. А ещё внезапно к месту оказался Бердяев:

Но утопии оказались гораздо более осуществимыми, чем казалось раньше. И теперь стоит другой мучительный вопрос, как избежать окончательного их осуществления <…> И открывается, быть может, новое столетие мечтаний интеллигенции и культурного слоя о том, как избежать утопий, как вернуться к не утопическому обществу, к менее «совершенному» и более свободному обществу.

Бердяев писал об утопии, но политкорректность — такая же искусственная конструкция и суть имеет ту же: насилие над естественным ходом вещей из благих, разумеется, побуждений. Чтоб всем хорошо было, а ежели кто против всеобщего счастья, мы сделаем так, что он, гад, пожалеет, что родился.

Шестаков имеет сказать

Так хорошо, шо сбросили эту статую Колумба. И ту тоже. Мужественные черные люди, женственные белые люди - такое единодушие, такая страсть, шо прям хочется подмахнуть обоим. Флагом. Не американским, приличным каким-нибудь, с автоматом или жирафом. Шобы это больше не повторилось. Все эти колумбы, магелланы, миклухо-маклаи с наглыми учеными мордами, лезущие длинными пальцами в твой термитник. Пусть теперь отвечают. Раньше был пролетарий, он восставал, теперь налетарий на магазин с обувью, он не грабит, он символизирует как умеет. Столько лет гнуть спину на полях, прислуживать на кухнях, потом распрямиться и набить морду статуе - это надо иметь в голове шо-то помимо мозга. Какое-то, не знаю, мясо мужества. Конечно, пророк пошел немножко не тот, может и ствол приставить в восьмому месяцу, но глядите шире, это лишь инструмент, которым измеряется справедливость. И глубина горечи сожаления о нехватке образования в такой просторной пустующей голове. И вот эти люди, которые встают на одно колено, и которые, я верю, вставят себе блюдце в губу - они тоже пророки наступающего нового мира. В котором возляжет лев с агнцем, шар с кеглей, серп с молотом, и никто не уйдет обиженным, потому что догонят и удовлетворят по самое не балуй.

Е.Шестаков

Я и не знала, что там уже за Колумба взялись. Всё страньше, чудесатее и поганее. И плохо кончится.

Открытий чудных пост

Чего только в этом вашем фейсбуке нет. Вот, к примеру, Павел Майоров, который, кажется, не в рифму говорить не умеет. Разбираю завалы за несколько лет, пока так:

Я на лугу гоняю коз.
Ты спросишь - Why?
Да just because.

Три мудреца в одном тазу топили Юрия Лозу
И, будь слегка поглубже таз, скромнее был бы он сейчас.

Головастик из пруда
Не уходит никуда.
Он совсем не патриот,
Просто ножек нету, вот.

Санитарки ради шутки мажут супер-клеем утки.
Collapse )

Политкорректности и фарисейства пост

Я не понимаю тех, кто всего-навсего крушит памятники людям, не следовавшим нынешним представлениям о толерантности.
Какого черта? Вы что, такие ограниченные? Зачем вам полумеры? Ничего, кроме скульптуры, не знаете?
А картины? Целые галереи заполнены портретами нетолерантных негодяев, расистов, гонителей людей нетрадиционной ориентации! Что, пусть там и висят? Да и художники многие репутацию свою подмочили. Рисовали одних белых. А если черн... — ой, не белых, — то в унизительном качестве слуг, машущих опахалами, возлежащих одалисок и прочее.
Ворваться в галереи и все там покромсать - вот что должен сделать сегодня каждый культурный человек.
А книги? Хотела написать: запретить «Унесенные ветром», а они уже! Нет больше такого классического американского романа. И фильма нет. Изъяли его. Но опять рано остановились. Жечь надо такие книженции. Вот прямо собираться кружкам книголюбов-гуманистов на центральных площадях. Разжигать очистительные костры. И выжигать заразу. Шекспира в костер всего — за то, что вывел Отелло глупцом и убийцей. «Тома Сойера» с толстой темнокожей нянькой. Нефиг рабство воспевать. Да там жечь и жечь!
А если кто из современных что не то сказал про бывших рабов или меньшинства - то вместе с авторами.
Кое-что можно и у боевиков из «Исламского государства» перенять. Может, не так уж и зря они уничтожили Пальмиру? В античности-то рабство процветало!
Колизей как место угнетения рабов-гладиаторов, Форум как место заседаний рабовладельцев и прочие античные гнусности надо стереть с лица земли. Ну, раз вы настоящий просветитель.
А если еще вспомнить про эскимо и прочее ужасающее угнетение малых народов?! А в шахматах почему это белые всегда ходят первыми? Отвечать, гроссмейстеры, в глаза смотреть!
Короче, дел непочатый край.
Каждый новый век хочет весь старый мир разрушить. До основанья.
Но вот с «а затем» может быть неувязочка. Мы-то это уже проходили...

Н.Барабаш