Category: политика

Category was added automatically. Read all entries about "политика".

Про американские дела

Мне как человеку, слабо разбирающемуся в тамошней жизни, многое стало понятнее.

Пока в России была рождественская ночь, в церквях звучали праздничные песнопения и читали Евангелие о поклонении волхвов младенцу Иисусу, в Америке происходила драма.

Эта драма не была ни кризисом американской демократии, ни делегитимацией выборов, ни попыткой государственного переворота. Это драма людей, считавших себя большинством и не желающих признать страшную для себя истину – они стали меньшинством.
Collapse )

2000

"Я - эль Диего" выпустят вот-вот. Жаль, на испанском - это несчитово.

К концу подходит юбилейный год, двухтысячный от рождества Христова. Грядущий век несёт добро и свет, блаженствуют искусство и наука. Цензуры в интернете толком нет. Никто не банит, благо нет Фейсбука. Какой там Баста - пусть ребёнок спит, какая Билли Айлиш, да о чём вы? По радио сплошная Бритни Спирс. По телику - всё та же Пугачёва, с Киркоровым пока не развелась и Галкина пока не покорила.

Загитова ещё не родилась. Монеточка как раз заговорила.

Шумахеру настроили мотор и оказалось, он неплохо водит. Взял перстень Кобе, гол забил Вильтор. Злой Цукерберг Фейсбук ещё не кодит.

ИИ пока тупой, что твой утюг, хоть в смысле шахмат мы уже тупее. Но молод Прэтчетт, здравствует Виктюк, два года как поставив "Саломею". Жванецкий шутит, пишется "Норд-Ост". По тридцать нефть и пофигу биткоин. И никому не нужен крымский мост, и русский мир в Донецке не построен.

Живой Журнал красивей, чем в гробу, хотя прогноз пока довольно смутен. И на четыре года выбран Буш, и на четыре года выбран Путин. При этом первый хитростью проник, второй же токмо волею народа. И я уж там не знаю, как у них, но Путин точно на четыре года.

Вот это всё (а прочего и нет), как в облаке, в подкорке сохранилось.

Как изменилось всё за двадцать лет.

Как, сцуко, ничего не изменилось.


Спасибо за наводку avva

Новое в расовой теории

Про политику и пациентов

Не пойму, почему нельзя выработать простой и понятный список маркеров для высших государственных должностей, при возникновении которых выезжают санитары, пакуют пациента и страна спокойно продолжает жить дальше.
Взять и прописать: президент начинает бегать по центру столицы с автоматом - выезжают санитары; в ходе интервью говорит, что готов применить ядерное оружие, в результате чего попадет в рай, а они просто сдохнут - выезжают санитары, пакуют, увозят. И так далее.
Как в сексе, когда партнёры устанавливают какое-либо стоп-слово, после произнесения которого следует остановиться. Ведь всем очевидно - это очень плохо и страшно, когда высшее должностное лицо сходит с ума и приступает к жёсткому насилию над населением. Список стоп-действий оказал бы существенную помощь в том, чтобы вовремя остановить съехавшего с катушек упыря, тем более, что не так уж и многообразны эти действия - все диктаторы скучны и однообразны в своих словах и поступках. Действуй такое правило в Беларуси - сейчас Санька в смирительной рубашке смотрел бы грустными глазами из клетки, на улицах был бы великий праздник и всеобщее торжество, а завтра все с воодушевлением пошли бы на работу, жизнь потекла бы своим чередом.
Но увы, нет никаких маркеров, не установлены...и поэтому всем приходится мучиться из-за одного-единственного, медленно сходящего с ума, мудака.

В.Чернов

Да, поехавших кукухой во власти на постсоветском пространстве всё больше. И специальный независимый (вообще ни от кого!) консилиум очень бы не помешал. А ещё я как почётный кухонный философ не понимаю, почему нет соответствующего фильтра с консилиумом для идущих во власть. В результате имеем: без согласия психиатра человеку не выдадут права, зато запросто дадут страну. У этого, бегающего с автоматом, диагноз, как выяснилось, имеется ещё с 1970-х, у второго тоже не всё гладко в этом плане, но последние двадцать лет от них двоих зависит огромное количество людей, и это бред, которого не должно быть. А он есть. На этом мысль останавливается.

Хм, не знала

Слушайте, вот вы тоже заметили эту штуку? - что нарратив нынешних нанятых про-лукашенковских выступлений выстроен вокруг понятия батьки, хотя мы, беларусы, никогда в жизни его не называли батькой, и это именно российское название, причем очень странное - это какая-то, что ли, транс-метонимия, когда публичному человеку приписывается метафорический статус в сознании группы людей, к которой сам говорящий не принадлежит. Наверное, для этого есть специальный термин: когда ты называешь чужого и далекого человека словом, которым, как тебе кажется, его называют домашние, только вот домашние его так не называют. Но если у тебя к этим домашним снисходительно-колонизирующее отношение, то почему бы и нет.
И вот это, конечно, ужасное палево - батька-дискурс абсолютно не наш, он полностью российский и все это видят и чувствуют. Но почему и зачем это нужно Лукашенко? Неужели он тоже верит, что его кто-то так называет?

Татьяна Замировская

Злободневное

Лучше всего иллюстрирует последние события глумливо-обаятельная улыбка Жеглова, когда он говорит Кирпичу: "Тем более что взяли тебя с поличным". Мы оба знаем, как было дело, но ты ничего не докажешь. Скрипи зубами сколько хочешь.

Прямо сейчас

Про неэффективные грабли, или Глас Думы

Ещё маргинального в ленту

Я уже давно зарабатываю на жизнь тем, что являю народам третьего мира поучительную картину упадка Запада. И я не первый, кто до этого додумался. До того как приехать сюда, я провел восхитительный месяц, побираясь перед посольством Соединенных Штатов в Нигерии. Я стоял на тротуаре с протянутой рукой: «Подайте обнищавшему белому…» И кстати, я считаю, что таким образом поддерживал африканцев. Это поднимало их моральный дух. В конце концов американский посол назначил мне ренту, пятьдесят долларов в неделю, чтобы я перебрался попрошайничать к посольству Франции… Но, к сожалению, «Геральд трибюн» разгласила мою выдумку…

Р. Гари. Повинная голова (1968)

Читая такие книжки, особенно остро понимаешь, насколько унылое, плоское, ущербное и убогое время наступило. Публичное поле зачищено, стерилизовано, полито антисептиком для верности. Рабле, Шекспир, Твен, Фолкнер тут, кажется, не выжили бы. Потому что или культура, или политкорректность. И культуре, кажется, не повезло. Брэдбери успел сказать, что думает по этому поводу. А ещё внезапно к месту оказался Бердяев:

Но утопии оказались гораздо более осуществимыми, чем казалось раньше. И теперь стоит другой мучительный вопрос, как избежать окончательного их осуществления <…> И открывается, быть может, новое столетие мечтаний интеллигенции и культурного слоя о том, как избежать утопий, как вернуться к не утопическому обществу, к менее «совершенному» и более свободному обществу.

Бердяев писал об утопии, но политкорректность — такая же искусственная конструкция и суть имеет ту же: насилие над естественным ходом вещей из благих, разумеется, побуждений. Чтоб всем хорошо было, а ежели кто против всеобщего счастья, мы сделаем так, что он, гад, пожалеет, что родился.