Category: россия

Category was added automatically. Read all entries about "россия".

Про чешского таксиста

Сажусь в такси.
Таксист в маске с завязочками, сшитой как будто из ночнушки. Весь такой кругленький, домашний.
- Вы русская? А вы из какой части России?
- С Урала, - говорю, - но вы, наверное, не знаете, где это.
- Я очень даже знаю, где это! Я жил в России подростком. Несколько лет. В Иркутске жил, и в Новосибирске, и потом во Владивостоке. Вы не поверите, как мне там было хорошо, особенно в Иркутске! Выходишь утром на улицу, а там Ангара и го-по-та, они ведь так называются? А потом моих родителей позвали во Владивосток, сказали – это недалеко!
Недалеко, понимаете вы?
Родители с Моравы, у нас на Мораве 60 километров – далеко. Но они собрались и поехали в этот Владивосток. И ехали и ехали несколько дней, а потом оказалось, что еще не все, что теперь нужно лететь на вертолете.
Мы пришли на поле, там заросли травы, мы с чемоданами, посреди поля вертолет, возле него сидит пьяный механик в шапке. И больше никого.
Мои родители говорят: «Как же мы полетим, вы же совсем пьяный!» - а он так обиделся, вскочил и говорит: «Это вы еще пилота не видели!».
И мы пошли куда-то за сарай, там был такой крашеный желтый сарай, и там действительно лежал пилот, пьяный спал. А на нем такая белая майка, а больше, ну вы понимаете, сверху, ничего не было, хотя уже стояли морозы.
Но русские считают, что это никакие не морозы, когда около ноля.
И механик сказал ему: «А-лек-санд-рыч!» и дал рассолу, а Александрыч так встрепенулся, сел и сказал: «Ребятушки, что ж мы сидим! Время ведь!».
Мои родители очень боялись лететь.
А я не боялся. Я тогда подумал, что жизнь, она такая и должна быть.
А знаете, что там во Владивостоке было самое вкусное?
- Крабы?
- Нет! Нет! Самое вкусное это была сырая сосиска из холодильника. Когда родители ушли на работу, а ты проснулся утром и достал сосиску, и съел ее, потому что в школу тебе не надо.
Но потом мы вернулись в Прагу.
В Праге никто не ест сосиски сырыми. Даже моя жена считает, что я немного чокнутый. В Праге никто не летает пьяным на вертолете. Нет, не подумайте, конечно, я не хочу, чтобы люди летали пьяными!
Но эти картинки из России, они всю жизнь со мной, их так много, я не знаю, куда их тут девать. Они вот тут, в голове, а поделиться не с кем. И никому не интересно, а некоторые не верят. Вот вы верите?
Я верю.
Верю.

А.Рубцова

Спасибо за наводку Т.Мэй

Пампасы -- 2019. Алма-Ата

Расслабляемся в Алма-Ате перед дорогой домой: кондер, нормальный интернет, черешня, пироженки из "Базилика". И щепочку дрожжей немножко поколдовать над доступом в ЖЖ (и чего его Казахстан так не любит) Из свежих впечатлений -- вчерашний новый опыт на казахской границе: полный досмотр машины с собакеном. Не то чтобы погранцов напугали наши рожи (хотя уже не удивилась бы). Как было сказано, "прошла информация" (с) о готовящейся перевозке из Киргизии партии травы. Ахтунг коснулся почему-то только транзитных машин. На процедуру примерно час: выгрузить на траву вообще ВСЕ, дать обнюхать довольному ушастому погранцу (кажется, ему очень понравилось совать мокрый нос в вещи, особенно в пакет с печеньками и сухарями), дать ему же попрыгать в пустом салоне, сгрузить ВСЕ обратно (дольше всего остального). Есть подозрение, что на российско-казахской границе процедура повторится. Поэтому мы не отказались от предложения сфотографировать протокол досмотра и предъявить его там ("может, им этого хватит"). Вот через четыре дня и узнаем.

Сверху

Выбрались сегодня в горы обкатать дрон. Запускали с двух точек в нескольких километрах друг от друга. Первая — под Малым Ямантау возле трассы. Там квадратная муха вдруг повела себя как необъезженное и крайне свободолюбивое существо. Гордо взбрыкивала в воздухе, плевала на команды и не могла определиться, в какую сторону ей прям щас хочется. Потом, видимо, осознав, что всё тлен, решила убиться нафиг. Пару раз её доставали из кустов и запускали снова. Наконец под крики "стой, падла!" отчаянная девайсина рванула к трассе, чтоб помереть наверняка, но в последний момент одумалась и рухнула на обочину. Трафик в этих местах, хвала аллаху, слабый, но решили убраться от греха подальше. Причину саботажа поняли, когда вспомнили, что совсем рядом проходит ЛЭП, сбившая мухины настройки. Видео всё-таки сделать удалось — кадры над просекой. Переместились на полянку за Реветью, откуда и снят почти весь полет. Еще по дерганому видео понятно, что легкая (и недорогая, да) животинка неважно справляется с ветром. Но зато впервые увидели привычные места сверху. Очень надеюсь, что летом найдём время запустить муху над Айгиром.

Collapse )

Монголия. В полях



В этой поездке как-то само собой получилось чередовать дикие и городские ночевки, так что экипаж не запаршивел, но и не избаловался, а гармонично бултыхался между природой и культурой. Фотографировать гостиничные номера никому не пришло в голову, зато для истории запечатлены три забугорные дикие стоянки из четырех. Пусть будут тут. Особенности монгольского полевого кемпинга можно оценить по первой фотографии. И про место во вселенной сразу очень наглядно, но лирику оставим лирикам.
Collapse )

Монголия. Города

Их там есть. Точнее, собственно город один: Улан-Батор, до которого мы так и не доехали. Те пять или шесть поселков с несколькими пятиэтажками и асфальтом местами, что мы увидели, на карте обозначены как города, но пусть это останется на их совести. Вот, например, город Ховд, большой по монгольским меркам. Тут даже светофоры есть. И памятники:



Collapse )

Вдогонку. Мастер и Маргарита

Еще одна незавершенная линия, то ли забытая после пяти редакций романа, то ли несущественная для Булгакова — необъясненное исчезновение Наташи. Чтобы достичь обещанного покоя, Мастеру и Маргарите нужно было умереть врозь в реальном мире. Азазелло, фалернское вино в подвальчике — и в разных концах Москвы одновременно умирают два человека.

Азазелло видел, как мрачная, ожидающая возвращения мужа женщина вышла из своей спальни, внезапно побледнела, схватилась за сердце и, крикнув беспомощно:
– Наташа! Кто-нибудь... ко мне! – упала на пол в гостиной, не дойдя до кабинета.

– Скончался сосед ваш сейчас, – прошептала Прасковья Федоровна..
– Я так и знал! Я уверяю вас, Прасковья Федоровна, что сейчас в городе еще скончался один человек. Я даже знаю, кто, – тут Иванушка таинственно улыбнулся, – это женщина.


Это он, Коровьев, погнал под трамвай Берлиоза на верную смерть [..] Это он и его шайка заставили исчезнуть из Москвы Маргариту Николаевну и ее домработницу Наташу [..] Но вот что осталось совершенно неясным для следствия – это побуждение, заставившее шайку похитить душевнобольного, именующего себя мастером, из психиатрической клиники.

Наташе фалернского не предлагали, но Булгаков ни слова не говорит о ее способе перемещения из реального мира в параллельный. Хотя упоминает ее в эпилоге в числе исчезнувших — значит, не забыл о ней. Она просто проваливается, что нарушает ту самую толкиеновскую "внутреннюю логичность реального". На этом мысль останавливается.


Алтай — 2016. Дни шестой — седьмой. Тюнгур



Тюнгур, до которого мы наконец доехали в этом году, — место, где кончается цивилизация. Дорога отсюда ведет только обратно. Дальше на юг до границы с Казахстаном — только горы, и почти на самой границе Белуха. От нее берет начало длиннющая Катунь (на фото ее верховья), пересекающая весь Алтай. В Тюнгуре мы задержались на пару ночей.

Collapse )

Алтай — 2016. День четвертый — Чуйский тракт



Северо-Чуйский хребет. Снято возле Акташа

В прошлогоднем названии поста изменила только дату. Чуйский тракт — хе-хе, странно, не правда ли? — снова пришелся на четвертый день. Надобно заметить, что оба путешественника весь год терзались мыслью об упущенной возможности доехать по Чуйскому до монгольской границы. В прошлом году развернулись за сто км от нее, решив, что смотреть там уже не на что, раз горы в основном кончились. Господи, как же мы ошибались.. В общем, приграничная Ташанта была в планах жестко. Но на пятый день. А пока докатили до того самого места, где развернулись год назад — поселка Чаган-Узун — и съехали с трассы. Знающие люди из интернетов обещали где-то там в степи.. марсианские пейзажи, пропустить которые было, конечно, никак нельзя. Но дело подвигалось к вечеру, поэтому встали на берегу речушки недалеко от поселка.

Collapse )