Category: транспорт

Category was added automatically. Read all entries about "транспорт".

Страх и ненависть в плацкарте

томпсон

У нас было две жареные курицы в фольге, семьдесят пять пакетиков чая, банка соленых огурцов, десяток вареных вкрутую яиц, пучок зеленого лука, спичечный коробок наполовину заполненный солью, а также целая россыпь различных пирожков и печенюшек. Мы знали что для суточной поездки в плацкарте это лишнее, но когда начинаешь собираться в дорогу, трудно остановиться.
Курицу уже доедали, огурцы давно съели. Единственное, что вызывало у нас опасения - это яйца. Нет ничего более отвратительного, чем хранившиеся в теплых баулах не одни долгие сутки крутые яйца. Но я знал, что рано или поздно мы перейдем на эту дрянь.

© Yebenist

Перашки

антон учтиво извинился
принес ромашки и вино
потом ещё две шоколадки
но суд убийство не простил
© Nat Bellucci

малообщительный мужчина
всецело замкнутый в себе
желает долго и подробно
об этом всём поговорить
© Михаил Гаевский
Collapse )

Про Алика и ласты

Еще одна старая байка от vba_. Недавно вдруг вспомнила ее, нашла и хочу, чтоб была здесь. На всякий случай: это не байка как таковая, а суровая быль, что ясно из авторского эпилога.

Один парень, Алик, который учился со мной в группе, обладал довольно редким качеством - ему было абсолютно до фени, что о нем думают окружающие. Это свое качество он эксплуатировал в хвост и гриву. Спорил со всеми подряд, что отмочит какой-нибудь номер (например, что спустится в общаге до первого этажа абсолютно голый). Но, поскольку ему уже многие проиграли немало денег на таких пари, найти клиентов ему становилось все труднее. Наконец, как-то он отыскал какого-то лопуха-младшекурсника, с которым он поспорил на огромную, по тем временам, сумму (25 рублей, тогда почти стипендия), что доедет от факультета до общаги (остановок 7-8 на метро) в ластах вместо ботинок. Непременным условием было оговорено, что вся эта экспедиция должна проходить обязательно в присутствии лопуха. Накануне испытания лопух был полон оптимизма и говорил, что козел Алик не понимает одной элементарной вещи, почему у того ничего не выйдет. Короче, на следующий день при выходе Алик снимает свои югославские коричневые ботинки, связывает шнурками, отдает лопуху, а сам залезает в ласты с большим трудом, потому что лапти у него гигантски непропорциональные, как у утки. Потом, задирая ноги и поднимая фонтаны брызг (лужи, поздняя осень), довольно ловко скачет проходными дворами к метро "Парк Культуры". У метро публика охреневает, Алик, как обычно, на это дело спокойно кладет и заскакивает в метро. А там контролерша и милиционер его внутрь не пускают. Тот, несколько обескураженный, вышлепывает наружу, к нему подходит сияющий лопух, говорит, типа, ну ты теперь понял свои ошибки, и предлагает рассчитаться. Но упорный Алик говорит, хрена, еще не вечер, про вид транспорта уговора не было, я поеду на автобусах.
Collapse )

Перашки, порошки и депрессяшки

какая здесь у вас тупая
и агрессивная среда
пожалуй мне необходимо
сюда
© Неусита

вколи ей сыворотку правды
сурово произнес админ
и мы узнаем что нажала
и почему оно само
© bombik
Collapse )

Перашки

все исполнители шансона
когда окажутся в аду
в маршрутке едут круг за кругом
и песни слушают свои
© стружка

зачем мне доводы и факты
я правду от тебя хочу
такую чтобы всё как в сказке
неужто трудно сочинить
© стружка
Collapse )

О реликтах

Довелось на днях увидеть чудом сохранившийся образец городской фауны из 90-х. Камрад лет 50 с бобриком на голове, красный спортивный костюм с ботинками, барсетка, наколки на руках, цепь на шее, два заковыристых перстня и браслет (все - из алюминия или чего-то похожего, эконом-вариант). Зато лицо не из 90-х и не подходит к костюму: солидное и даже где-то благостное. Полагающийся к прикиду бычий взгляд то ли пропал с возрастом, то ли реликт как-то обошелся без него и тогда. И да, он ехал вместе со мной в автобусе. В автобусе, Карл. Не, ну, может, тонированная бэха в ремонте, а, может, осталась все там же, в 90-х. Сразу всплыл Рип Ван Винкль, куда же я без литературщины. Человек проснулся 20 лет спустя и продолжает жить, как жил, не глазея по сторонам. Или мощно ностальгирует по боевой юности.

Субботнее позитивное

В поздней маршрутке толстый мужик с толстым носом и красивой толстой бровью спрашивает меня
--Эй, ти знаешь, что у тебя дерево в котомьке?
--да блин, НЕУЖЕЛИ?? (это не дерево, а саженцы малины, и у меня не "котомкя" б...! а нормальный рюкзак)
--Вид у тебя савершенн дикий--продолжает мужик, обращаясь к водителю и указывая на меня бровью
--Ты на себя в зеркало давно смотрел, э, ара?--обычно я отмалчиваюсь, но сегодня чего-то разозлилась
--Да ты сьума сошла, на ночь такое смотреть! --говорит мужик. --На, вот лучше, яблочько покушай--и дает мне яблоко. Будешь хорошо себя вести, на твоем дереве такое же вырастет.

Из ФБ, без ссылки, и чье - не помню тоже. Найти в ФБ во второй раз (чтоб поставить ссылку) текст, скопированный несколько дней назад, невозможно.

Цитата из классика

Оригинал взят у mancunian в Цитата из классика
Помню, лет пять тому назад мне пришлось с писателями Буниным и Федоровым приехать на один день на Иматру. Назад мы возвращались поздно ночью. Около одиннадцати часов поезд остановился на станции Антреа, и мы вышли закусить. Длинный стол был уставлен горячими кушаньями и холодными закусками. Тут была свежая лососина, жареная форель, холодный ростбиф, какая-то дичь, маленькие, очень вкусные биточки и тому подобное. Все это было необычайно чисто, аппетитно и нарядно. И тут же по краям стола возвышались горками маленькие тарелки, лежали грудами ножи и вилки и стояли корзиночки с хлебом.

Каждый подходил, выбирал, что ему нравилось, закусывал, сколько ему хотелось, затем подходил к буфету и по собственной доброй воле платил за ужин ровно одну марку (тридцать семь копеек). Никакого надзора, никакого недоверия. Наши русские сердца, так глубоко привыкшие к паспорту, участку, принудительному попечению старшего дворника, ко всеобщему мошенничеству и подозрительности, были совершенно подавлены этой широкой взаимной верой. Но когда мы возвратились в вагон, то нас ждала прелестная картина в истинно русском жанре. Дело в том, что с нами ехали два подрядчика по каменным работам. Всем известен этот тип кулака из Мещовского уезда Калужской губернии: широкая, лоснящаяся, скуластая красная морда, рыжие волосы, вьющиеся из-под картуза, реденькая бороденка, плутоватый взгляд, набожность на пятиалтынный, горячий патриотизм и презрение ко всему нерусскому — словом, хорошо знакомое истинно русское лицо. Надо было послушать, как они издевались над бедными финнами.

— Вот дурачье так дурачье. Ведь этакие болваны, черт их знает! Да ведь я, ежели подсчитать, на три рубля на семь гривен съел у них, у подлецов… Эх, сволочь! Мало их бьют, сукиных сынов! Одно слово — чухонцы.
А другой подхватил, давясь от смеха:
— А я… нарочно стакан кокнул, а потом взял в рыбину и плюнул.
— Так их и надо, сволочей! Распустили анафем! Их надо во как держать!

А.И. Куприн. Немножко Финляндии. 1908 г.