Category: фантастика

Category was added automatically. Read all entries about "фантастика".

Ещё открытий чудных

"Тайна третьей планеты", как известно, наше почти всё. Обычно идёт фоном и звучит, смотреть необязательно: картинка дорисовывается сама. Сегодня за завтраком получилось посмотреть кусок. Давали сцену с болтливым Громозекой, который, как мы помним, схрючив без спросу жареную курицу Селезнёва, заказывает 400 капель валерьянки и салат. Так вот, впервые заметила, что салат он заказывает не для себя. Не затыкаясь ни на секунду, он запихивает траву в рот безропотному профессору — надо полагать, возмещает курицу. Или просто лучше знает, что полезнее для профессорского здоровья. Громозека идеально вписался бы в образ современного упоротого вегана, если бы не сожрал курицу. А что хотели показать авторы мульта кроме шумного и бестактного знакомого (который есть у всех), не знаю. 

Про "Экспедицию"

Фрагмент из одурительной "Экспедиции", которую наконец распробовала в прошлом январе, хотя к тому времени el_d выкладывала цикл кусками уже четыре года. Пробовала читать, но не заходило: при беглом взгляде не въезжала, куда экспедиция и зачем она. А потом как въехала, ох. Жду каникул, чтоб снова туда.

Началось, как всегда в науке -
с отсутствия денег.
И, конечно - с войны.
Тогда и решили заняться городом -
нужно же практикантам
отрабатывать навыки.
Копнули - и хлынуло.
Вы себе не представляете,
что развелось в больших городах
за последние сто лет,
фактически - параллельная экосистема.
Нет, никаких крокодилов в канализации
и гигантских крыс там же -
ближайшие гигантские крысы
в нашем полушарии
живут во Флориде,
и они не автохтоны,
а интродуценты, из Африки,
да, конечно, разумны.
Collapse )

Интервью с Полуниным

Слава Полунин: Вот эти все вещи мы показали... Кучка недотеп, лунатиков, каких-то недоделанных, каких-то странных типчиков, которые вдруг вместе живут радостно и ухитряются друг друга понимать, друг с другом ладить, песни петь, танцевать и делать то, что нельзя делать никому. Это, наверное, была такая мечта.

Остальное здесь

Юбилейное филологическое

5 апреля исполняется 70 лет памятному собранию в Ленинградском государственном университете, после которого с филологического факультета были уволены четыре профессора, составлявшие славу университета: Борис Эйхенбаум, Григорий Гуковский, Марк Азадовский и Виктор Жирмунский.

.. не дай Бог жить в такие “интересные” времена. Не дай Бог быть испытанными: мы ничего про себя не знаем – как себя поведем. Зощенко прав – человека нельзя испытывать, нельзя провоцировать, а это зависит от власти и от общественной атмосферы, чем больше она сгущается, тем сложнее становится какой-то индивидуальный поступок, и далеко не все могут быть героями. Есть ситуации, когда почти невозможно оставаться порядочным человеком, не став героем. Не дай Бог дожить до таких времен, когда эти два понятия начинают совпадать.

Тогда были люди – они есть и сейчас, – которые громили не столько Запад и Америку, сколько людей, которых тогда называли космополитами. К этим космополитам были причислены и наши крупнейшие филологи. Понятно, что инициатива погромов шла не от университетской парторганизации, не из Ленинградского обкома или горкома, а сверху, из Москвы. Но всегда в таких делах есть “первые ученики”, и есть те, кто стремятся уклониться или произнести решительное “нет”. Сейчас о тех событиях уже много написано, в том числе о том погромном собрании на филфаке, и интересно проследить его психологическую составляющую. Ведь выступить предлагали многим, а преподаватели филфака – люди начитанные, хорошо знакомые с русской литературой, для которой, как известно, совесть и нравственные проблемы имеют определяющее значение. К людям подходили и говорили: ты был аспирантом Жирмунского или Гуковского, ты должен выступить, рассказать, чему они тебя учили, – ты понимаешь, в каком духе должно быть твое выступление. И вот интересно: одни соглашались и проявляли рвение, а другие уклонялись: да я не могу, да я вообще болен, сейчас пойду за больничным листом, а третьи – но таких было совсем мало – говорили: нет, я не сделаю, я не буду.


Остальное здесь

Про манипуляторов. Рабочее злобное

1.  Как только Эмма пресыщается и понимает, что он “грустное создание” , она начинает свой маленький поиск, чтобы найти правильного человека через выпивку дел и разбитых сердец.

2. То, что Диккенс отдает должное всей простые, доброжелательные импульсы человеческой природы—это одержимые Джо.

3. Кульминацию этой главы мы можем найти в конце, когда мы видим кухню и горничную, она выглядела пауком.

4. Опять же, Хьюго использует Феба в качестве фольги для другого персонажа...в данном случае, Квазимодо.

5. Входит капитан Феб де Шатопер-красивый, но морально обанкротившийся командующий армией с небрежным пренебрежением к человеческой порядочности.

Это избранные фрагменты второго читательского дневника, присланного мне вчера студенткой братского факультета. Первый несмотря на предупреждение о недопустимости плагиата представлял собой простодушно скопированные главы педивикии. А теперь вот. Не знаю, что лучше. Как я понимаю, это машинный перевод (скажем, той же педивикии, только англоязычной).

Но цимес в другом.
Collapse )

Подишь ты

Повторяю, в тексте стихотворения ни о каких таких «вампирах» даже и речи нет, даже самого этого слова там нет и в помине. И вот подишь ты — «Вампир»…

тут


Интересно стало, как человек представляет себе это "подишь ты". Ну там этимология, логика. Камрад ведь не в гараже зашибает, а Киплингом занимается. Значит, больше одной книжки в руках держал. В общем, в моем личном рейтинге витиеватых изысков у болие мение появился достойный конкурент.